Юрий Крупнов (krupnov) wrote,
Юрий Крупнов
krupnov

Расправа в Нижнем Тагиле. И феномен Ройзмана

Завтра в Нижнем Тагиле могут засудить на 12 лет строгого режима ведущего в городе общественного борца против наркоторговцев и наркомании Егора Бычкова. Меньшие, но не менее реальные сроки грозят также и двум сотрудникам Бычкова. Их обвиняют в издевательстве над наркоманами и стремлении заработать на этом. Версия следствия кратко изложена здесь.

Ситуация абсолютно нерядовая.

Посреди дикого разгула наркомафии Егор Бычков в 2008 году, как и за десять лет до него широко известный руководитель екатеринбургского Фонда "Город без наркотиков" Евгений Ройзман, старший товарищ Бычкова, объявил общественное чрезвычайное положение и общественную же войну.

Неправильно? Смешно? На грани фола? Глупо? Гениально?

Можно относиться к этому объявлению войны как угодно (так и относятся - см. самые громкие негативные публикации на эту тему - "Лечилово"  и  "Концлагерь назывался «Город без наркотиков»?"), но нельзя отрицать потрясающей статистики снижения смертности от наркотиков, как ранее в Екатеринбурге, так потом и в Нижнем Тагиле.

Это неудивительно. Наркомания является сложнейшим социальным феноменом и, как сегодня признают все ведущие эксперты и профильные организации мира, не побеждается вне первичной мобилизации самого населения в местах своего проживания.

Однако феномен Ройзмана и его последователей заключается не только в создании примера такой общественной антинаркотической самоорганизации, но и проработке широкого спектра приёмов и техник общественного действия, по сути антинаркотической интервенции - причем, важнейшими здесь является тесная кооперация и оперативное взаимодействие с правоохранительными органами, если они, конечно, не коррумпированы, а проще, не состоят на зарплате у наркобарыг, "крышуют" их.

Что это за операции и как они проводятся можно, к примеру, посмотреть здесь  и здесь .

Ройзман с товарищами, в частности, ещё в середине беспредельных 1990-х придумал через пейджер и дежурного общественную службу по приёму сигналов о наркоторговцах на улицах Екатеринбурга и срочного реагирования с мобилизацией правоохранительных органов. Государство до сих пор в этом направлении попросту спит.

Опыт пятнадцатилетней работы Евгения Вадимовича Ройзмана и его последователей - уникальный. Он требует серьезнейшего исследования и разработки на его базе базовых технологий общественно-государственного антинаркотического взаимодействия. Государство должно строить совместно с Ройзманом новую систему борьбы с наркоманией на низовом уровне, а не делать то, что проще и не требует ума и фантазии - преследовать.

Нельзя не отметить и абсолютной неадекватности обвиняющего Бычкова и его товарищей чиновников.

Во-первых, они исходят из того, что государство и само прекрасно справляется с лечением наркомании. Мол, в целом же всё более-менее нормально, а тут вдруг эти неудобные ненормальные. Комментарии излишни.

Во-вторых, нужно быть особо отлетевшими от реальности, чтобы обвинять Бычкова и коллег, например, в том, что "за деньги отчаявшихся родителей похищали наркоманов из собственных квартир". Подобное могли формулировать люди, которые искренне убеждены, что главным занятием наркозависимых являются походы не за очередной дозой, а в реабилитационные центры.

И наконец, главное.

Большинство пытающихся разобраться в ситуации приходят к выводу, что государственный аппарат в случаях, подобных обвинению Бычкова и двух его сотрудников, может использоваться в карательных целях не кем иным как самими наркобарыгами.

Почитайте комментарии Ройзмана  по делу Бычкову или мнение блогера 14-sonde. Выбрал именно эти комменты как самые цензурные.

Не пришло ли время государству  не репрессировать, а поддерживать тех, кто борется за жизнь людей и против наркотиков на своей территории?

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments