Юрий Крупнов (krupnov) wrote,
Юрий Крупнов
krupnov

"К середине века в России должно быть 200 миллионов человек..."

Нашёл давнишнюю дискуссию по демографической ситуации (катастрофе, точнее) с моим участием в журнале «Большой бизнес» «Демографический вызов: Россия – хоспис или мировая держава?»:

Юрий Крупнов: С моей точки зрения, надо говорить даже не о демографическом кризисе, а о демографической катастрофе. Вообще, на проблему демографии сегодня существует три точки зрения. Первая: да, есть некоторые вывихи, недостатки и серьезные деформации, но по большому счету заниматься алармизмом не стоит. Вторая, прямо противоположная, состоит в том, что в России происходит сознательный, целевой геноцид. Имеется в виду существование экономических и социальных факторов, которые, так или иначе, обуславливают невозможность нормального воспроизводства.
Я же придерживаюсь третьей точки зрения, согласно которой Россия переживает цивилизационный кризис, затрагивающий не только и не столько экономические и социальные структуры, но и мировоззренческий, ментальный, историко-культурный, геокультурный, геополитический, геостратегический и другие аспекты, которые соединяются и в итоге в своем комплексном выражении делают ситуацию трагической.
«ББ»: В чем этот кризис проявляется?
Ю.К.:
Например, в продолжении индустриальной и процветании мегаполисной урбанизации, в скучивании населения в нескольких больших городах. Приведу пример Москвы. Раньше, грубо говоря, вся страна ездила сюда за колбасой. Сегодня она приезжает сюда жить и работать, отказываясь делать это в регионах. Возникает вопрос: что же оказывается в Москве? А в ней оказывается потребительский тоталитаризм, связанный с тем, что люди попадают в жесткие финансовые, экономические и социальные условия. Естественно, резко сдвигается время рождения ребенка у женщин и уменьшается количество детей, семья становится малодетной, мегаполисной. Мегаполисная урбанизация дает на 90% однозначные, понятные и неисправимые результаты — мы ничего не сделаем с молодой женщиной, которая в ситуации сверхконкуренции на рынке труда не может позволить себе рожать.

Ведь ее место всегда готов занять другой — один из многочисленных провинциалов, уже составляющих значительную часть жителей Москвы, готовый пообещать, что он таких «глупостей» делать не будет. Возникает тупиковая ситуация. За этим стоит цивилизационный кризис, кризис отсутствия в стране иной, например усадебной, урбанизации, приоритета малоэтажных городов. Банального выхода из такого кризиса нет.
Ю.К.: Я хочу заострить внимание еще на одной принципиальной проблеме. Действительно, с одной стороны, у нас дефицит трудовых ресурсов. Но с другой — есть огромное количество избыточной молодой, готовой к труду «человеческой массы». Это очень важный феномен. Здесь мы, конечно, приходим к самому страшному вопросу об огромном количестве сирот, растущем количестве детдомов, притом что людей не хватает. Но я говорю о студентах. Их значительно больше, чем перспективных рабочих мест. Сегодня в крупных городах-миллионниках нормально устраивается не более 50%. Возникает странная ситуация: с одной стороны, дефицит рабочих рук, с другой — нехватка рабочих мест для студентов.
... Я хочу сказать об отсутствии длинной стратегии воспроизводства рабочей силы, которой не занимаются ни корпорации, ни государство. Блестящий кейс про IKEA из Польши я понимаю совершенно по-другому: наши русские мужички просто не хотят быть «юго-восточными азиатами».  И в этом их цивилизационный выбор. Почему в начале XXI века они должны становиться придатками модернизированного конвейера по типу китайца или малайзийца середины 80-х годов?
…  Ю.К.: Что касается моего видения выхода из кризиса, то мы можем и должны стать мировой державой. Мировая держава — это не страна, которая выказывает превосходство, повелевает другими странами, издевается или унижает кого-то. Это страна, которая на своей территории образцово-показательно решает мировые проблемы. Тем самым она демонстрирует свою мировую ответственность, лидерство, по крайней мере по ряду вопросов. С этой точки зрения демография является одной из таких мировых проблем, которую надо решать. Потому что мировую державу, конечно, невозможно создать с населением в 150 миллионов человек, которое на глазах тает. Нам надо в течение 45–50 лет увеличить население до 200 миллионов. ... Нам ни в коем случае нельзя признавать, что у нас уже необратимые тенденции в области демографии, которые мы можем только чуть-чуть скорректировать и улучшить. Принципиально понимать, что демография — индикатор, показывающий, что происходит со страной. А развитие страны, в отличие от модернизации, связано с воспроизводством тысячелетней традиции, без чего ни о каком развитии говорить нельзя. В российской традиции мы можем и должны говорить о многодетной семье, но сегодня именно трехдетную семью мы должны сделать главным национальным проектом. Не демографию вообще, а трехдетную семью, которая должна быть поставлена в центр государственной политики. Это означает, в том числе, серьезные преференции таким семьям в любом смысле — от бесплатных квартир до помощи с обустройством и выплаты зарплат родителям.
«ББ»: То есть проект «одноэтажная Россия»?
Ю.К.: Да. Я считаю, что Советский Союз разрушили дачи. Вместо того чтобы людям дать нормальные участки земли в стране, где ее в избытке, их заставили уничтожать свою энергию, в том числе тот самый духовный подъем, на этих шести сотках.
Промышленное развитие. Не буду подробно на этом останавливаться, но ситуация с занятостью у нас просто чудовищная. Последнее и главное. Это вопрос сценария развития. Мы должны обсуждать Россию как мировую державу. Этот проект потребует и подъема Дальнего Востока, и другого типа расселения. И это единственный способ, который позволит нам вздрогнуть и ощутить непридуманный подъем.
Как мы будем рассуждать, так мы и будем жить. Ведь прогнозы всегда обслуживают какие-то проекты. Отсюда прогнозы — то, что формирует реальность. Я предпочитаю рассматривать прогнозы как проекты, которые эту будущую реальность сформируют. Я утверждаю свой проект: к середине века в России должно быть 200 миллионов человек. Этот прогноз-проект лежит в основе нашей Демографической доктрины, где обстоятельно описаны пути решения этой задачи.
Ю.К.: С моей точки зрения, существует всего два сценария будущего России. Первый: Россия — хоспис. Это произойдет, если мы признаем и четко произнесем, что наша цивилизация себя исчерпала, силы истощились, и демография об этом свидетельствует. В этом случае развитие страны будет сводиться к тому, чтобы это умирание шло без конфликтов, войн и крови.
Второй сценарий: Россия — мировая держава. В противном случае у нее нет никакой судьбы, и никакого своего места она не найдет. Если хотите, это вопрос веры, которая определяет действия человека. Я верю в то, что Россия будет такой, потому что я ее такой сделаю.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 43 comments