Юрий Крупнов (krupnov) wrote,
Юрий Крупнов
krupnov

Прекратите беречь мужчин

В "Литературной газете" № 1 за новый год опубликована моя новая статья "Прекратите нас беречь!".
Это ответ на републикацию нашумевшей в 1968 году статьи экономиста и демографа Б. Урланиса "Берегите мужчин".
Полную публикацию в ЛГ


ПОЛЕМИКА ЧЕРЕЗ ДЕСЯТИЛЕТИЯ

Такой слабый сильный пол

Статья публициста-демографа Бориса Урланиса (к сожалению, ушедшего из жизни) «Берегите мужчин», опубликованная в № 30 за 1968 год, произвела тогда эффект разорвавшейся бомбы. Беречь сорок лет назад призывали только женщин и детей, и вдруг «ЛГ» заговорила о проблемах мужчин. Статью обсуждали на радио и телевидении, перепечатывали в других изданиях, с выводами автора одни безоговорочно соглашались, другие яростно спорили. Особенно досталось Урланису от представительниц слабого пола. Одна журналистка назвала его «адвокатом мужской беспечности», а с эстрады зазвучали «женские» частушки: «Берегите мужчину от всякого зла, и пусть он спокойно играет в козла».
На самом деле Борис Цезаревич вовсе не предлагал носить сильную половину человечества на руках. Он пытался, и ему это удалось, привлечь внимание общества к ухудшению здоровья мужчин, к уменьшению продолжительности их жизни и высокой смертности. Через десять лет Урланис опубликовал ещё одну статью на эту же тему «И снова: берегите мужчин». Вновь завязалась дискуссия, редакция получила горы писем и ответов от заинтересованных ведомств. Но, увы, никаких реальных шагов тогдашним руководством страны так и не было предпринято. И теперь приходится говорить уже не о высокой мужской смертности, а о сверхсмертности.
Сегодня перепечатываем (в сокращении) удивительно актуальную и поныне статью Урланиса, а также публикуем мнение его современного оппонента.
Итак, в чём же был не прав Борис Цезаревич и можно ли вернуть российским мужчинам вкус к жизни?

Берегите мужчин!

Издревле повелось считать женщин «слабым полом». Если иметь в виду их физическую силу, это правильно. Действительно, ни Власовых, ни Жаботинских среди женщин не сыскать... Но если поставить вопрос в демографическом плане, то есть все основания назвать «слабым полом», наоборот, мужчин.
Их «слабость» проявляется уже с самого рождения. Судите сами. В 1966 г. в нашей стране появилось на свет 2175 тысяч мальчиков, из них 63 тысячи не дожили до одного года. Это составит 29 на 1000 родившихся. В том же году родилось 2066 тысяч девочек, из них 48 тысяч не дожили до одного года, т. е. 23 на 1000 родившихся. 23 и 29 – различие существенное! А ведь младенец-мальчик не пьёт, не курит и пользуется всеми преимуществами, предоставляемыми советским здравоохранением, на равных правах с младенцами-девочками.
В чём же причины повышенной смертности грудных младенцев-мальчиков? Очевидно, эти причины следует искать в большей биологической жизнестойкости женского организма, которая выработалась на протяжении сотен тысяч лет существования человека: ведь жизнь женщин более важна для сохранения вида, чем жизнь мужчин!
Ну хорошо, с биологией спорить никто не станет. А как обстоит дело со смертностью взрослых мужчин по сравнению со взрослыми женщинами? И здесь, должны мы сказать, дело у мужчин обстоит неважно. Уже в возрасте 15–19 лет у юношей коэффициент смертности в два раза выше, чем у девушек этих же лет. С возрастом это различие увеличивается, и у мужчин 25–29-летних коэффициент смертности в 2,5 раза выше, чем у женщин!
Может быть, это тоже биология? Нет, здесь уже действуют причины, над которыми мы имеем власть и на которые мы можем влиять.
Ещё 306 лет назад стало известно, что мальчиков рождается больше, чем девочек, на шесть процентов. Но, к сожалению, этот драгоценный перевес мужских рождений над женскими, перевес, могущий обеспечить равновесие полов, быстро расходуется...
Подумать только, какие были бы огромные положительные последствия во всех областях нашей жизни, если бы взрослых мужчин было столько, сколько взрослых женщин!
Начнём с экономических. Как раз на протяжении рабочего периода жизни мужской пол несёт потери в 2–2,5 раза более значительные, чем женщины. Нетрудно представить себе, какой урон это приносит народному хозяйству страны.
Велики также последствия повышенной мужской смертности и с точки зрения жизни семьи.
Муж, жена, дети – вот каков должен быть состав семьи. Если же в семье остаётся мать с детьми, то этим уже резко нарушается нормальное существование всех членов семьи. Только в оперетте вдова может быть весёлой. Обычно у вдов нет особенных причин веселиться. И уже не так много шансов выйти замуж второй раз и ввести в дом хотя бы отчима. «Мужчины делают всё для того, чтобы их не хватало», – говорит героиня одной старой пьесы. Эта «нехватка» мужчин весьма пагубно отражается на многих областях нашей жизни. Правда, распространённая песенка о том, что «на 10 девчонок по статистике 9 ребят», преувеличивает ситуацию, но одновременно и предвосхищает – когда этим девчатам и ребятам будет по 25–30–35 лет, соотношение числа мужчин и женщин будет приближаться к тому, о чём говорится в песне.
Таким образом, перевес мужской смертности над женской означает сотни тысяч «осколочных» семей, сотни тысяч женщин, теряющих все блага нормальной семейной жизни.
Некоторые могут подумать, что здесь решающее значение имеет война. Но это не так. Сейчас почти все мужчины в возрасте до 42 лет не принимали участия в военных действиях в годы Великой Отечественной войны. Между тем именно на возраст 30–40 лет приходится резкое превышение мужской смертности по сравнению с женской. Значит, дело не в войне и не в её последствиях. А дело в том, что по сравнению с женщинами мы гораздо меньше оказываем внимания охранe здоровья мужчин.
Взять хотя бы консультации. Женские у нас есть, а мужских нет! Почему? Убеждён, что необходимо покрыть всю страну густой сетью мужских консультаций. Каковы должны быть иx функции?
Во-первых, в них должна быть сосредоточена борьба по предупреждению несчастных случаев в микрорайоне. Ведь от несчастных случаев гибнут главным образом мужчины.
Во-вторых, в них должна проводиться антиалкогольная и антиникотиновая пропаганда. Алкоголизм – одна из важных причин повышенной мужской смертности. Борьба с алкоголизмом особенно важна ещё и потому, что с ростом доходов населения увеличивается потребление алкоголя. Так, например, за 7 лет, с 1960 по 1967 г., продажа алкогольных изделий возросла гораздо больше, чем численность населения. С таким положением мириться нельзя. Алкоголизм приносит большой урон нашей экономике, нашему обществу, вносит разлад в семью, увеличивая число разводов. Алкоголизм подрывает здоровье мужчин, увеличивая случаи отравления алкоголем, заболевания циррозом печени, нарушения нормальной сердечной деятельности. Надо вести активную борьбу с «зелёным змием» и начинать эту борьбу со школьной скамьи, чтобы на всю жизнь привить отвращение к злоупотреблению алкоголем.
Курение также наносит существенный урон мужскому организму. А между тем потребление табачных изделий также у нас очень быстро растёт. Особенно настораживает распространение курения среди подростков.
В предлагаемых нами мужских консультациях надо было бы также сосредоточить профилактику и лечение специфических мужских заболеваний, консультации по вопросам половой жизни и сексуальной патологии в частности. В них же следует осуществлять профессиональную консультацию, систематически наблюдая за соответствием между профессией мужчин и состоянием их здоровья. При этом, конечно, важно, чтобы эти консультации взяли на учёт мужчин рабочего возраста своего микрорайона и систематически вызывали бы их повестками в порядке, схожем с диспансерным наблюдением.
У нас подавляющая часть (точнее – четыре пятых) врачей – женщины. Следовательно, здоровье наших мужчин в руках наших женщин. Этот факт даёт нам основание рассчитывать на полное понимание важности проблемы сохранения жизни мужчин. Ведь если сберечь мужчин, то все девушки нашли бы спутников своей жизни и многим молодым людям их бы даже не хватило.
Обобщающим показателем уровня смертности является средняя продолжительность жизни. Для мужчин она в нашей стране равна 66 годам, а для женщин – 74 годам: разница в 8 лет! В самом деле, какая же «пропасть разрыва легла между нами»...
Если бы нам удалось сократить разрыв с 8 до 4 лет, то это имело бы огромные благоприятные последствия для жизни всего нашего народа.
Мы стоим перед бурным вторжением техники во все области нашей жизни. Уже, наверное, извлечена из земных недр та железная руда, из которой сварят сталь и в 1969 и в 1970 г. сделают сотни тысяч автомобилей, за руль которых сядут главным образом мужчины. Каждое применение технических средств таит в себе некоторые опасности, которые должны быть нейтрализованы техникой безопасности. Технику безопасности мы должны поднять на более высокий уровень. Это поможет нам сберечь мужчин в самый ценный период их жизни.
Для женщин и детей наша революция сделала колоссально много, обеспечив их особенным вниманием и заботой, что привело к огромному снижению детской и женской смертности.
Продолжительность жизни мужчин тоже значительно возросла, но она могла бы увеличиться ещё более. Поэтому мы имеем все основания сказать: «Женщины, берегите мужчин, ведь они не менее прекрасная половина рода человеческого… Давайте добьёмся, чтобы у нас встречались не только прабабушки, но и прадедушки, являющиеся в настоящее время большой редкостью».

Борис УРЛАНИС, доктор экономических наук

Прекратите нас беречь!

СПРОВОЦИРОВАЛА «ОТТЕПЕЛЬ»?
К середине 60-х годов СССР вошёл в число стран с низкой смертностью и достойной продолжительностью жизни. За двадцать лет продолжительность жизни мужчин выросла с 40 лет (1939 год) до 65. Для страны, пережившей тяжелейшую войну, это было более чем неплохо на фоне 67 лет в США и 68 во Франции. Даже отставание мужчин от женщин по этому показателю было не вопиющим: 8 лет против 7 в США и Франции.
Но уже с 1964 года началось снижение рождаемости, а рост продолжительности жизни в отличие от стран Запада и Японии прекратился. Итогом стало абсолютное расхождение динамики мужской смертности в Российской Федерации и странах Европейского сообщества:
К великому сожалению, у нас в 1960–1970-е годы не оказалось политиков, которые увидели бы в наметившемся демографическом переломе опасные симптомы наступающей деградации СССР, и демографов, которые поставили бы правильный диагноз и предложили адекватные меры.
Показательным примером является яркая статья 1968 года известного советского экономиста и демографа Бориса Урланиса «Берегите мужчин». Её заголовок стал крылатым выражением, а в 1982 году даже поставили гламурную (по-советски) кинокомедию с таким же названием. Особенно зацепило это жалостливое выражение наших всегда тонко чувствующих женщин. Уже тогда они стали понимать, что что-то не так, что за жизнь своих семей, детей, городов и деревень им всё больше и больше приходится отвечать самостоятельно и поэтому необходимо компенсировать эту ношу властью над «мужиками» – а что для этого может быть лучше, чем их, представителей «сильного» пола, «сбережение»?
Поставленный Урланисом диагноз заключался в том, что мужчин берегут меньше, чем женщин. Отсюда и две его ключевые рекомендации. Во-первых, уменьшить разрыв между продолжительностью жизни женщин и мужчин и, во-вторых, резко улучшить медицинское обслуживание мужчин, для чего «покрыть всю страну густой сетью мужских консультаций».
Но подобные предложения, по существу, не имели и не имеют никакого отношения к реальной проблеме и её решению.
Самый поверхностный анализ динамики роста продолжительности жизни в развитых странах однозначно показывает, что существенно сократить разрыв никому ещё не удалось. Не дала бы значимого результата и густая сеть мужских консультаций. Подъём общего уровня медицины в 1970–1980-е годы в СССР не повысил продолжительность жизни мужчин, а взрывное распространение в последние десять лет клиник со словом «эрос» также никак не повлияло на катастрофическое падение продолжительности жизни мужчин и рост сверхсмертности. Более того, чем гуще становится сеть «мужских консультаций», тем быстрее растёт и мужское бесплодие.
Итак, к чему же в итоге привёл столь яркий и привлекательный призыв беречь мужчин?
Сегодня ожидаемая продолжительность жизни женщин в России уже почти на 14 лет больше, чем у мужчин (неполные 59 лет) – и это при том, что и живёт россиянка на десять лет меньше (более 72 лет), чем среднестатистическая женщина Европы. С почётного 29-го места по продолжительности жизни мужчин скатилась на 134-е!
Очевидно, что именно абсолютные показатели демографии мужчин, а не относительные женщин являются принципиальными. Так, в 1964 году продолжительность предстоящей жизни пятнадцатилетних мужчин в России составляла 53,1 года и была всего на 1,2 года меньше, чем в США, на 2,1 года – чем во Франции, на 2,3 года – чем в Великобритании, и даже на 0,6 лет выше, чем в Финляндии. 35 лет спустя, в относительно благополучном 1999 году, этот показатель в России был уже на 13–14 лет меньше, чем в Великобритании, США и Франции, и на 11 лет – чем в Финляндии. Если в передовых странах Запада продолжительность предстоящей жизни пятнадцатилетних мужчин росла со средним темпом 0,1–0,15 года за год, то в России – снижалась на 0,2 года за год.
Но и это ещё не самое страшное.
Поистине катастрофической ситуация представляется в том случае, если мы увидим, что пик мужской смертности приходится на самые активные годы жизни – от 30 до 50 лет! И этот пик в два раза выше советского и до десяти раз выше уровня смертности в Старой Европе.
Не выправляет положение и наступившая очевидная стабилизация и даже относительное благополучие. За последние шесть лет смертность в трудоспособных возрастах в стране выросла на 35% – и это, опять же, преимущественно мужская смертность.

«НЕТ, РЕБЯТА, ВСЁ НЕ ТАК…»
Что же здесь, как не отказ жить? Практически добровольное решение уйти, бросить этот мир. Такое бывает только в ситуации слома идентификации и утери смысла.
И в подтверждение этого особенно показательными являются данные по числу самоубийств, поскольку именно добровольный уход из жизни отражает утерю смысла.
И опять здесь придётся возвращаться к времени написания статьи Бориса Урланиса, к 60-м годам. Именно тогда стало резко расти число самоубийств, отражающих духовно-жизненное и общее демографическое неблагополучие населения. В 1960 году в РСФСР случилось чуть меньше 20 тысяч самоубийств – 16,2 на сто тысяч жителей; в 1980-м – около 48 тысяч самоубийств, коэффициент – 34,7; в 1984-м – около 54 тысяч, 37,9 случая на сто тысяч.
Фактическая и косвенная эпидемия самоубийств русских мужчин – вот ключевой факт, лежащий в основе дичайшей сверхсмертности. И за этим симптомом стоит утеря смысла жизни.
Здесь никакими мерами по сбережению в медицинском, пропагандистском или женско-сочувственном плане не поможешь. Фильм Романа Балаяна и Виктора Мережко «Полёты во сне и наяву» 1983 года убедительно показал закономерную эволюцию такого бережёного мужчины, блестяще сыгранного Олегом Янковским (на снимке).
Мужчина в России либо защитник и воин, труженик, получающий достойное вознаграждение за свой качественный труд, либо существо, отказывающееся жить, поскольку не имеет возможности полноценно отвечать за семью, родных, за страну и самого себя. У нас мужское достоинство определяется не количеством клиник «Эрос», а воспитанием каждого мальчика в качестве защитника Родины, наличием перспективной высококвалифицированной и достойно оплачиваемой работы и возможностью для молодой семьи жить своим домом или удобной квартирой.
Причины устанавливающегося ныне в стране матриархата (и заслуженного, заметьте, матриархата) очевидны.
С 60-х годов было практически приостановлено, а в последние двадцать лет и вовсе провалено региональное и промышленное развитие. Отсутствие стабильных условий жизни в конкретном регионе и перспективной устойчивой занятости в квалифицированном промышленном труде – прямые причины вымирания мужчин.
И этот слой причин многократно усиливается ещё одним, глубинным слоем – цивилизационно-историческим и духовным кризисом России. Многие наши беды лежат в исчерпанности того пути, условно можно назвать его индустриально-экстенсивным, который Россия прошла за последние примерно 200 лет.
Ресурсом улучшения жизни в эти два столетия была русская деревня, которая дала стремительно растущим городам и людские ресурсы, и стратегический моральный запас, и само желание жить и трудиться. Сооружаемые ещё недавно мини-огородики у московских высоток и дачная волна последних тридцати лет указывают на корень жизненных сил, за счёт которых мы ещё как-то, больше по инерции, существуем.
Сегодня деревенский ресурс жизненных сил практически исчерпан. Страна находится в межеумочном состоянии, порождая неспособность к мировому действию и массовый отказ населения, особенно мужчин, от существования практически «в нигде».
Все эти социально-экономические и цивилизационные причины в совокупности порождают устойчивую безысходность и утерю жизненной перспективы и дают не снижающуюся даже при сверхкомфортном нефтяном благополучии депрессию населения, в первую очередь мужчин.
Депрессия приводит к угнетению иммунной и других систем организма, способствуя развитию сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний, а также стимулирует другие механизмы риска: вредные привычки (курение, алкоголизм, наркоманию), избыточный или недостаточный вес и т.д.
Однако именно в этой депрессии, как это ни парадоксально на поверхностный взгляд, как раз и залог того, что Россия ещё не умерла.

В ПУСТОТЕ И СКУКЕ
Отказ мужчин жить означает, что базовый архетип русского человека в целом остался сохранён.
Жизнь русского мужчины всегда трагична, поскольку исторична. С хрущёвской «оттепели» мы приобрели и полюбили комфорт, но утеряли трагедию. Перестали быть её героями. Решили, что полноценность и вкус жизни зависят от «объективных» законов – и неважно, политологии социализма или «рынка». И тем самым подписали сами себе приговор.
В России смертность мужчин – показатель состояния духовно-общественного благополучия и общего состояния развития страны. Качество жизни у нас напрямую определяется наполненностью личного бытия вместе со страной. Без мобилизации в России всегда не просто прозябание и застой, а деградация и ранняя смерть.
Именно в 60-е за спором «о физиках и лириках» проглядели, пропустили вопрос о мужественности. А статьёй Урланиса проблема мужественности, мужского призвания и достоинства и попросту была запечатана на долгие годы.
Сегодня же впору создавать общество охраны мужчин. Но это – тупик, ход в никуда.
Пора наконец вслух и честно сказать: в основе жутко высокой смертности и нежелания или невозможности мужчин заводить семью и брать ответственность за детей лежит утеря ясности мужского призвания и уверенности в себе и своей способности быть главой семьи, а значит, и способности хранить и держать в порядке страну.
В послевоенные годы произошли инфантилизация и феминизация, или оженствование сильного пола. Вместо грубоватого, но ясного обращения «Мужчина!» появилось нейтрально-неопасное «Молодой человек!», показывающее, что важно быть молодым, а остальное – и мужественность в первую очередь – вторично.
Я лично знаю семью, где мальчику принципиально не покупают игрушечное оружие (автоматы, танки) и запрещают играть в войну, чтобы, разумеется, воспитать в нём гуманиста и не испортить его. Такая символическо-идеологическая демускулинизация (уничтожение мужского своеобразия) ведёт к демускулинизации как таковой, к уничтожению мужчин. Для носителей подобной программы сегодня просто чудовищно звучит та же «Казачья колыбельная» Михаила Лермонтова, где мать поёт сыну, в частности, «Я седельце боевое/ Шёлком разошью...» – и «музыкой» стали призывы «косить» от армии.
С мужчины всегда спрашивалось и всё равно будет спрашиваться на порядки больше и тяжелее. И это должно быть нормой. Мужественность должна стать объектом целенаправленного культивирования. Необходимо вернуть уважение к мужчинам и самоуважение у самих мужчин. Объявить своего рода мужской призыв – т.е. возвращение мужчин к роли фундамента семейной жизни.

ПУТЬ К СПАСЕНИЮ – ДЕЛО
Рост мужской смертности всегда связан с неразвитием страны. Даже предельно идеологизированный демограф Анатолий Вишневский, видящий в СССР тоталитарного монстра, пожирающего людей и мужчин, признаёт два принципиальных факта:
во-первых, после Второй мировой войны, в период расцвета «тоталитаризма», произошёл невиданный взлёт демографических показателей;
во-вторых, сегодняшняя сверхсмертность по своему объёму сравнима с потерями в годы Великой Отечественной войны. Только вот в этой нынешней войне ждать какой-либо победы не приходится.
Сохранить мужчин можно только в том случае, если страна с инерционного курса перейдёт на путь развития. Если будет создана атмосфера социального оптимизма и решительного развития, по полной, что называется, востребующего мужскую силу, характер, ум, работоспособность, достоинство.
Нужна адекватная социальная политика, которая создавала бы основы для элементарного воспроизводства. Необходимо форсированно снижать запредельный уровень социально-имущественного расслоения и создавать на территории всей страны достаточное количество хорошо оплачиваемых рабочих мест средней и высокой квалификации. Стимулировать промышленное развитие с опорой на высокотехнологичные уклады и сложный высококвалифицированный труд, повышать абсолютные значения объёмов выпуска наукоёмкой продукции.
Пора остановить рост неравномерности расселения и пространственного развития страны. Вследствие внутренних миграций Центральный федеральный округ вобрал почти две трети населения, а Сибирь и Дальний Восток, богатые минеральными, лесными и биологическими ресурсами, потеряли за последние 15 лет более 2 млн. жителей. Необходимо приступить к организации центров развития страны в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Это позволит не только остановить выезд российского населения и противостоять нарастающему миграционному и экономическому давлению со стороны Китая, являющегося, между прочим, в основном мужским и выполняющего конкурентную функцию по отношению к российским мужчинам, но и создать новый форпост внутрироссийского и мирового развития.
Мужчины перестанут быть в России сверхслабым полом и исчезающим видом тогда, когда будут не бежать с Севера, Дальнего Востока и деревни, а, наоборот, идти в малые районы страны. Разумеется, с новыми технологиями, организационными формами и административно-хозяйственными механизмами – но идти, а не бежать от вызова.
В США и Европе до 75% граждан живут в односемейных домах, менее 20% – в многоэтажных. При этом до 7% квартир в многоэтажных городах являются вторым и третьим дополнительным жильём. В России пропорция прямо обратная – в индивидуальных домах живёт не более 29% населения. Доля индивидуального строительства не превышает 40% – и это в ситуации, когда общие объёмы вводимого жилья почти в 2 раза меньше, чем в 1989 году.
Альтернативой мегаполисной урбанизации является переход к усадебной урбанизации с основой в малоэтажном строительстве, более отвечающей специфике российских просторов и создающей фундамент для преобладания двухдетных и трёхдетных семей.
Для таких решительных и системных действий по развитию страны нужны крепкие руки. А это и означает, что надо прекратить беречь мужчин и вернуть их наконец от водки и простуд к большому всем нужному Делу. Тогда и свою сверхсмертность они преодолеют сами.

Юрий КРУПНОВ, председатель ПАРТИИ РАЗВИТИЯ

P.S. В одном, на наш взгляд, Крупнов, безусловно, прав. Без создания достойных условий жизни в ситуации всеобщего пессимизма выйти из демографического тупика нам не удастся. Но достаточно ли предлагаемых автором социально-экономических мер? Вернёт ли мобилизация всех мужчин на общее Дело необходимый им социальный оптимизм? Возможна ли вообще какая-либо мобилизация в нынешних условиях? Если главная проблема в депрессии, может быть, нужно поговорить о психическом здоровье нации вообще? Об алкоголизме, уносящем десятки тысяч жизней? Об экстремальном поведении на тех же дорогах, где в ДТП гибнут также десятки тысяч? Может быть, проблема ещё и в нашем менталитете, в нашей склонности к неоправданному и непросчитанному риску?
С 1939 по 1964 год продолжительность жизни мужчин увеличилась с 40 лет до 65. Только потому, что они были мобилизованы сначала на защиту Родины, а потом на её восстановление? А может быть, произошёл естественный отбор? Ведь гибли в войну не только от пуль. Сколько ушло из жизни от болезней, от голода? Выжили сильнейшие, давшие здоровое потомство. Может быть, проблема и в отсутствии сегодня естественного отбора в сочетании с ухудшимся медицинским обслуживанием?
Приглашаем к разговору политиков, врачей, демографов. И просто мужчин и женщин. Всё же беречь друг друга надо. Как? Вот об этом давайте и поспорим.

Отдел «ОБЩЕСТВО»

Опубликовано в "Литературной газете" № 1 , 17 – 23 января 2007 г.
Адрес оригинальной публикации - http://www.lgz.ru/archives/html_arch/lg012007/Polosy/12_1.htm .
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments