Юрий Крупнов (krupnov) wrote,
Юрий Крупнов
krupnov

Categories:

Игорь Шувалов сказал правду о моногородах

В ходе вчерашнего Совещания Президента России по вопросам занятости населения в Горках вице-премьер российского правительства Игорь Шувалов под настойчивыми вопросами, почти  допросом Президента сказал  всю правду о моногородах.

Правда эта заключается в том, что реализуемый до сих пор по отношению к моногородам подход, а их только официально посчитано более трёх сотен, не работает и работать не может принципиально. Обязанность прорываться свалили на сами кризисные моногорода, заставив их делать невозможное - разрабатывать КИПы (комплексные инвестиционные планы), а за федеральным центром оставили приятную функцию отбора и финансирования КИПов.

Вот как было дело.

Игорь Иванович доложил Президенту, что 71 муниципальный округ так и не предоставил комплексные программы и планы развития: «Мы первоначально хотели получить все планы в течение трех месяцев, Дмитрий Анатольевич».

Президент в ответ возмутился: «Это когда срок истек-то? Год назад? То есть эти начальники, я имею в виду и губернатора, и руководителя муниципальных образований, в течение года не почесались что-либо сделать?».

И вот тут Шувалов сказал главное: «Может быть, они, Дмитрий Анатольевич, постарались, но не ответили на те вопросы, которые перед ними ставились. Может, они чесались, извините, но они просто не в состоянии».

К сожалению, далее Дмитрий Анатольевич главное внимание обратил на то, что региональные и муниципальные начальники, цитирую, чесались «не в тех местах» и обвинил их

в «просто элементарном разгильдяйстве, хамстве по отношению к людям, которые там живут».

Но дело-то в другом, в том, что создать реальные проекты восстановления и развития сегодня не в состоянии ни только мэры моногородов, но и федеральные чиновники. То есть перед нами проектный провал на всех уровнях, начиная с федерального.

Почему же так? Почему «не в состоянии»?

Во-первых, потому что в стране полностью развалена проектная культура. В итоге у нас полупровальными оказываются даже самые важные федеральные международные проекты, типа Сочи-2014 или АТЭС-2012,  - и это при сверхгигантской концентрации сил, многократном перерасходе финансов и личном контроле руководства страны!

Но что же в таком случае можно спрашивать с мэров моногородов? Кстати, в большинстве из этих 71 проштрафившихся муниципальных образований жителей не более 100 тысяч человек.

Страна целиком, 140 миллионов, не в состоянии сделать и один проект, а со стотысячного, а иногда и тридцатитысячного моногорода спрашивают проект, с каждого по одному, да ещё, разумеется, качественный, а лучше сверхкачественный.

И здесь федеральный центр принципиально не прав, делая спасение утопающих делом рук самих утопающих. И прав Шувалов: произвести проекты они «просто не в состоянии».

Во-вторых, требование проектов от руководителей муниципальных образований и даже губернаторов отражает абсолютное непонимание, даже хуже – неадекватность, тех экспертов, которые готовят руководству государства «бумаги», т.е. записки и предложения.

Моногорода – а их реально, минимум, полтыщи, - были созданы в период индустриализации как узлы всесоюзных отраслей. В результате развала национальной промышленности в 1990-е годы подавляющее большинство этих скрепляющих отраслей было уничтожено и тогда-то собственно и появились «моногорода», как выпавшие или, точнее, вышвырнутые из кооперативных союзных, а то и международных цепочек.

За прошедшее первое десятилетие нового века, даже в самые тучные годы, когда золотовалютные резервы пополнялись иногда на 6 – 8 млрд долларов за неделю, наш Минпром, лично Виктор Христенко, никакой новой национальной промышленной системы не создали. В качестве индикатора можно взять, к примеру, авиапром и изучить абсолютную недееспособность нашего промышленного «наркома».

Отсюда, без федерального проекта новой промсистемы моногорода не поднять.

Но кто у нас делает сегодня такой проект? Никто!

В рамках нынешних царствующих умонастроений Минпромторг явно ждёт новую промышленность от какой-нибудь деревни в Туруханском крае.

В-третьих, абсолютную недееспособность показала реализуемая государством социально-экономическая модель.

Проектов нет потому, что мы не просто ничего не создаём, но мы и принципиально не собираемся создавать и не считаем нужным создавать.

Созидание нам по имеющейся модели противопоказано. Из года в год от самых высоких наших ответственных за экономику идут заявления, что единственное, что нам необходимо производить – это «инвестиционную привлекательность».

У нас даже в Стратегии социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа до 2025 года на голубом глазу ставят задачу сделать ту же Ингушетию инвестиционно привлекательной.

За этим, на самом деле, стоит паразитическая модель экономики, где всё происходит либо, для сильных, в форме мародёрства и рейдерства, либо, для слабых, в форме ожидания и иждивенчества, что кто-то прилетит на голубом вертолёте откуда-нибудь из-за «бугра» и для нас, несчастных, поставит дойную корову в виде какого-нибудь алюминиевого или иного завода.

Поэтому у нас в стране практически нет и самих инвестиционных проектов.

Слова есть, а проектов нет, и не требуется. Любой, даже крупнейший российский банк зарабатывает не на инвестпроектах, а на распределении или прокручивании денег.

А от моногородов требуют инвестпланов, да ещё и комплексных!

И по своему выдающийся показатель нынешнего подхода к решению проблемы городов – требовать в три месяца за бесплатно разработать инвестпроект - спасающий моногород, в котором десятилетиями копились отборные мировые проблемы. Вот здесь и нашла коса на камень!

Кстати, для сведения наших уважаемых высокопоставленных чиновников, сама разработка проекта везде в мире стоит минимум десять процентов от всей стоимости проекта в целом.

Итак, вице-премьер в дискуссии с Президентом России вслух сказал правду о моногородах. Это уже - мощнейший прорыв, иначе ещё не год и не два разговоры бы продолжали идти вокруг да около.

Но теперь необходимо менять подход и методы работы с моногородами. Только я пишу об этом уже год, имеется ряд других специалистов, которые безответно пытаются обратить внимание на необходимость кардинальной смены принципа работы.

Главное, необходимо при Правительстве создавать проектное бюро – проектное без дураков во всех смыслах. Либо на самом высшем государственном уровне мы начнём, сконцентрировав и без того малые силы,  работать на страну, либо уже через год-два дальнейшие требования инвестпроектов от моногородских низов закончатся социальным коллапсом страны.

Обнаружится ли у кого-нибудь из вице-премьеров мужество всерьез взяться за эту фундаментальную и в ближайшее время убийственную для страны проблему моногородов?

Опубликовано на
KMnews


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments