Юрий Крупнов (krupnov) wrote,
Юрий Крупнов
krupnov

Category:

Путин-психотерапевт или от чего всех нас (всё общество) должно вылечить Дело

Оригинал взят у klass_razvitiya в Путин-психотерапевт или от чего всех нас (всё общество) должно вылечить Дело
Юрий Громыко
руководитель Института опережающих исследований им. Е.Л. Шифферса http://yuriy-gromyko.livejournal.com/, http://smdp.ru/

Юрий Крупнов
председатель Движения развития http://krupnov.livejournal.com/, http://www.proektnoegosudarstvo.ru/projects/


        Прежде чем говорить о деле, необходимо  сказать об обществе, в котором должно осуществляться Дело, точнее, которое способно реализовать Дело.

В.В. Путин в некотором раздумии  и, одновременно, с решимостью заявил на заседании Государственного совета в прошлый понедельник о необходимости в ситуации экономической депрессии «общенациональной психотерапии для того, чтобы внушить гражданам страны уверенность в завтрашнем дне».

Однако достаточно ли в ситуации запустившейся глобальной финансовой катастрофы будет этой психотерапии внушения и  самовнушения? Или прежде придётся бросить основные силы на реабилитацию порушенного общественного и создание взамен уродливой социальности шоу Другого?

Элементарный актом общественного внутри сложившихся социальных привычек  и инстинктов, удобных знакомых форм существования в тупости социальных сетей  и навыков узнавания, является шок от Настоящего Другого. Понимание Настоящего Другого ничем не заменишь. Это другое  является проблематизацией того, что есть в наличии, к чему привыкли. Сейчас  в наличии льющееся с телеэкранов, из интернета, залов партийных собраний и Болотной – Шоу. Как говорил выдающийся учёный Побиск Кузнецов: «Тюрьма и психобольница - это где непрерывно поют, смеются и пляшут». Настоящим Другим по отношению к Шоу является Дело. В этом для нас и заключается акт элементарного общественного. Общественное Другое взрывает привычный сложившийся мир социальности всего множества  контактов и  сетевых закреплений.

Чувствителен ли  Путин к Настоящему Другому, способен ли  его почувствовать и разглядеть? Другими словами: чувствителен ли  Путин к генезису общественного среди  извратов российской социальности или он так  и  останется  один как  перст? Неизвестно. Неизвестно, прежде  всего потому, что рядом с ним нет равномощных сильных Других. Дмитрий  Анатольевич таким не оказался… Есть «свояки», знакомцы, которым  раздаются на кормление  области занятий. Нет никакой  состязательности, значит и  оценка не возможна.

Итак, существующую  социальность пожрало шоу. Поэтому  главный  герой  сегодняшнего недообщества - пародист и лицедей. А лучший  психотерапевт в разросшейся социальности шоу - настоящее Дело. Конечно, речь при этом не идёт о тяжелом бессмысленном рабском подневольном труде, которое  не имеет никакого отношения к Делу.

Дело лечит, воспитывает, в  основе всякого дела  лежит определённая  ценность,  и самая главная  - ценность служения. Именно на эту ценность в первые годы президентства Путина стали откликаться  многие, пусть даже и через наивное сопоставление со Штирлицем. Безусловно, для Путина ценность служения – краеугольная основа его личности.

Но однажды предъявленный Путиным знак ценности служения на наших глазах перестал работать. Что же произошло?  

Проблема связана с серьёзной духовно-психической болезнью, которую переживает вся современная цивилизация и, в частности, и российское общество. Эта болезнь укоренена в разрушенном обществом, сложившейся социальности, которой правит Шоу. Вырваться за рамки этой болезни и  выздороветь очень сложно.

Называется эта болезнь  - истерия лицедейства.   В её основе - принципиальное неразличение действия-деяния от броской, яркой коммуникативной  оболочки действия, выразительного жеста, не больше. Это неразличение  приводит к истерической демонстративности  речевых жестов, за которыми нет и не может быть никакого действия. Взбесившийся  человек, с  которым  ничего не происходит, хочет уверить всех в своих деяниях через коммуникативный жест. Он упорно настаивает на том, чтобы общество поверило и сделало вид, что данная коммуникативная реплика – и есть действие, направив всё своё внимание, всю свою чувствительность на то, как воспринимается такой жест другими.  


В начале XIX века самые первые симптомы этого первоначально безобидного уродства были очевидны и  ясны  А.С. Пушкину: «Что слишком часто разговоры принять мы рады за дела…». Неустойчивость  желаний   при погружённости  в самозначимые разговоры  приводит к тому, что человек сам не знает чего он хочет: то ли конституции, то ли  севрюжины с хреном.  Но эти  причудливые интеллигентское бахвальство и болтливость    при превращении  телеэкрана  и  интернета  в важнейший элемент публичной политики перестают быть безобидными .Для  человека то, что он проживает и что происходит с ним, оказывается равнозначно  тому, как он выглядит. Но каким-то десятым духовным  чувством  человек  знает, что это всего лишь шоу, всего лишь постановка, кривляние и лицедейство, реальность не такова. И это также очевидно, как то, что он однажды умрёт. Но отменить  пронизывающее всю жизнь всеобщее шоу он не в состоянии. И человек начинает бороться с шоу по законам шоу: с заготовленным спектаклем  репризами  капустников и КэВэЕнов.

Кстати правитель, который загнан в прокрустово ложе всеобщего лицедейства и вдруг замечает, что его подданные и ближайшее окружение  начинают вместе с шоу «криветь», оказывается заложником окружения.  К тому же окружение, свита может повести спектакль на угоду публики  отнюдь и не пописанному, не так, как договаривались с режиссером, и просто напросто сдадут правителя. Непонятно, как вырваться и вернуть в реальность заигравшихся свояков и знакомцев. Если не отменить шоу и не вернуться к реальности действия, то правителя будут разрывать противоречивые чувства как царя из «Обыкновенного чуда» Шварца: «Свита, поищите что-нибудь в аптечке. Потерял сознание, остались только  чувства   тонкие,  едва   определимые. То ли музыки и цветов хочется, то ли зарезать кого-нибудь».  А как  иначе вернуть к реальности  свиту, только если не начать их резать?

В рамках общества шоу Путин  - заложник и смертник, ибо в обществе шоу тот, кто имеет хоть остатки совести обязательно проигрывает перед мерзавцами. Поэтому у Путина, имеющего гены служения, в рамках шоу нет шансов выиграть. И с большой опаской надо относиться к заявлению Говорухина про то, что Путин – немножко режиссёр, а он, Говорухин -  теперь уже немножко политик и президент.

Но слабость лицедейства лидера может и должна стать силой лидера в Деле. Вот территория, на которой проявится настоящая сила Путина как лидера. Тогда это будет значить, что «пот, кровь и слезы»  станут нормой реальности не только для социальных низов, но и для ближайшего окружения Путина. Нужны не просто показательные порки-шоу высших чиновников для негодующих масс. Нужно предъявление лидером Дела, ради которого новые люди разорвут мертвую хватку круговой поруки бесконечного шоу вокруг Путина.

Политическое Афин возникло из постановки трагедии, которую должны были смотреть все  свободные граждане полиса. Но ядро трагедии - это всегда особой значимости событие, в которое надо вглядываться,  которое требует общенародного проживания и сопереживания. Победившие  персов греки в трагедии Эсхила не купаются в бесконечном  любовании своей победой, а заново проживают ошибку персов, которая привела их царство к гибели. Выдающийся персидский лидер поддался «юбрис» -  самонадеянной гордыне - и страна погибла. Сегодня  мировая социальность спектакля-шоу  доводит идею зрелища  до своего логического конца: то, что не спародировано и  не осмеяно, то не существует. Нет ничего подлинного, всё есть только пародия. Демократизация большого экрана приводит к тиражированию маленьких экранчиков в социальных сетях интернета. Большое  зеркало Снежной королевы разбилось, и в сердцах миллионов каев сидят осколки пародийности и истерии лицедейства.

Всякое действие в  обществе коммуникативно и сообщительно. Слово, текст, речь  может стать призывом к действию, воззванием к деянию. В проговаривании будущего действия формируется замысел. Но намечаемое действие может быть и сведено к жесту, стать действием (суетой) вокруг слов, превратиться  лишь в «слова, слова, слова» - реплики в рамках шоу, которое  смотрит и ставит мировое просвещённое сообщество.

Для того, чтобы перейти  к логике Дела, нам надо выйти за рамки  социальности Шоу. Это не обязательно  делать демонстративно. Пусть шоу идёт и дальше, продолжается. Главное, чтобы в каком-то другом месте, чуть сбоку или поодаль, неслышно началось Дело. Но как только оно начнётся, все всё равно про это будут знать. Уж так устроено Дело.

С какого-то момента на помощь должно прийти и Дело русского кинематографа, русского классического театра, который не шоу Голливуда, и русская стихотворная речь, которая  не бесконечные пародии на прошлые великие бессмертные стихи.

Пока же с мировым цивилизационно-финансовым  кризисом, выход из которого грозит мировой войной,  обращаются по законам шоу. А красавчик Круз по законам американского мирового шоу взрывает Кремль.

Итак, театр был связан с возникновением политического, высшего общественного. Сегодня шоу убивает общественное. Новое большое Дело - это новое общество, но не то псевдогражданское общество, оккупированное бесконечными НГО. Общество - это когда всех завораживает то, что удалось сделать небольшой группе героев, а мы, понимая, что они сделали, готовим  себя к подвигу и идём вслед за ними.

Появляющиеся герои - это самозапускаемые всё новые и новые инициативы  самовозрастания. Герои - это не мертворождённые организации с табличкой «Герои»; в этих организациях ничего не генерируется, ничего не инициируется. Герои – это и не  ватага разбойников, которые могут захватить и разграбить чужое - удивительная схожесть интонаций популярного писателя Иванова про освоение Урала и Сибири и приватизационного  энтузиазма Чубайса. Герои – это более высокий самоинициативный уровень общественного на новой общепланетарной свободной территории. Эту свободную территорию ещё надо создать и удержать, а затем на ней утвердить более высокий уровень общественного. А более  высокий уровень общественного - это более тонкое отношение к Природе-космосу, другому человеку и самому себе. Новое отношение к самому себе означает, что  каждый будет поставлен перед своей родовой задачей переделки себя в Большом Деле. Слабый будет тренироваться, чтобы стать сильным. Больной будет  излечиваться и реабилитироваться.  Задача  Правителя в  том, чтобы сказать обществу, где направление для порождения новых инициатив, и отделить слова от Дела. С этим собственно и связан процесс происхождения самовозрастающего  общества из человеческих стад.

Наступил год Дракона. Говорят он будет удачный. В предыдущий год Дракона 12 лет назад погибла подлодка «Курск», и  капитан Колесников написал нам письмо.

Те, кто верят в вечную Россию, вывернутся из электорального ток-шоу. Поскольку сегодня у каждого есть счастливая возможность выбрать наконец, чему служить: рейтингу Шоу или Делу России.

Надо поскорее содрать со стены холст с изображением  похлёбки и прорваться к двери – планетарному Делу. От этой двери у  русских есть свой  Золотой ключик.

Tags: Путин, класс развития, общество развития, общество спектакля, общество шоу, планетарное дело
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments