Юрий Крупнов (krupnov) wrote,
Юрий Крупнов
krupnov

Дальнему Востоку нужен статус локомотива развития России, а не сырьевого придатка Азии и Америки

мой комментарий по
logoСП
22 мая 2013 года 19:46 | Василий Ваньков

Министерство дальневосточного застоя

Ведомство Виктора Ишаева отчиталось о проделанной «бумажной» работе

Свой персональный юбилей отметило ведомство, которое ровно год назад впервые появилось в структуре российского правительства. Речь идет о Министерстве по развитию Дальнего Востока, которое возглавил полпред президента в ДФО Виктор Ишаев. Новый бюрократический орган получил от высшего руководства страны спецзадание – вывести из хронической экономической депрессии самый удаленный российский регион. В адекватности целеполагания здесь сомневаться не приходится. Колоссальный хозяйственный и транспортно-логистический потенциал Дальнего Востока, несмотря на цветистые декларации властей, до сих пор не раскрыт. Более того он входит в вопиющее противоречие с неприлично низким уровнем социально-экономического развития и той демографической ямой, на краю которого постоянно балансирует ДВ. Опасность того, что рано или поздно накопившиеся дисбалансы буквально «разорвут» Россию «по Байкалу» становится еще очевиднее, если учесть, что центробежные силы ускоряет наличие по соседству экономического и демографического центра притяжения в лице Китая и других быстро развивающихся стран АТР.

Конечно, год - это не тот срок, который позволяет сделать окончательный выводы об эффективности усилий команды «спасателей-дальневосточников» в правительстве. Однако, можно смело констатировать, что никаких судьбоносных действий, приведших к серьезным подвижкам в деле ликвидации социально-экономической пропасти между Дальним Востоком и «материковой» Россией, они пока не совершили. За год министерство напомнило о своем существовании всего один раз. Когда в его недрах созрел продукт бюрократического творчества в виде стратегии развития региона до 2025 года. Причем, его авторы, судя по всему испытывают гордость не столько за качество проделанной работы, сколько за скорость ее выполнения. Чиновники Минвостокразвития в публичных комментариях не раз делали особый акцент на том, что стратегия появилась в рекордные сроки – всего за три месяца. Как будто это может считаться главным достоинством «дорожной карты», по которой планируется направить развитие региона на ближайшие 12 лет.

Более близкое знакомство с этим документом подтверждает его концептуальную вторичность и отсутствие каких-либо свежих идей. Авторы явно не в состоянии выбраться из прокрустова ложа экономических догм и подходов, которые уже не раз доказывали свою несостоятельность. Складывается такое впечатление, что разработчики видят будущее Дальнего Востока исключительно в статусе сырьевого придатка соседей по АТР. Особый упор делается на транспортно-логистической составляющей – модернизации и строительстве новых веток БАМа и Транссиба, появлении новых морских и воздушных хабов (перевалочных пунктов) для обслуживания нарастающих потоков в торговом обороте между азиатскими производителями и европейскими потребителями.

Задуманный промышленный кластер в основном ограничен сферой обработки сырья с последующей реализацией продукции «первичного передела» на экспорт. В отдельных положениях стратегии отдается дань модной теме и говорится о развитии инновационного, высокотехнологичного сектора. Однако, в отличие от сырьевых проектов здесь мало конкретики. Для осуществления экономического рывка ведомство Виктора Ишаева просит увеличить финансирование. В частности, посредством предоставления налоговых льгот субъектам хозяйствования и прочих преференций. К чему в условиях коррупции и бюрократической безответственности приводит такая практика мы хорошо знаем на примере Особых экономических зон, которые возникли в ряде регионов еще в 1990е годы. Многие из них превратились в «черные дыры» экономики, в которые засасывались бюджетные деньги и легализовывались доходы от теневой деятельности. В качестве еще одного инструмента развития экономики региона «отцы-основатели» стратегии видят частно-государственное партнерство. Опять же идея не нова и более того, в российских реалиях подчас имеет малопривлекательную (с точки зрения интересов большинства общества) реализацию. Когда государство берет на себя все издержки (по созданию инфраструктуры), чтобы затем частный бизнес, придя «на готовенькое» приватизировал прибыли. Как показывает практика (достаточно вспомнить реформу РАО ЕЭС) из этого редко когда получается нечто путное.

В своих интервью министр по делам Дальнего Востока Виктор Ишаев часто сетует на ограничения, которые накладывает макроэкономическая ситуация в стране в целом. Речь идет о запредельных тарифах на услуги естественных монополий. Наиболее возмутительно выглядит ситуация с электроэнергией, которая экспортируется в Китай по более низким ценам чем для внутренних потребителей. То же самое касается высокой «запретительной» процентной ставки на кредиты, которая делает дальневосточные товары неконкурентоспособными даже на региональном рынке. Очевидно, что в этом отношении положение дел в его «подмандатной» территории ничем не отличается от проблем Центральной России. А значит лечение указанных «болевых мест» выходит за рамки компетенции Минвостокразвития и возможно лишь при наличии политической воли со стороны федерального центра. Ее отсутствие, строго говоря и является главным камнем преткновения на пути решения проблемы социально-экономической реабилитации и реинтеграции Дальнего Востока с остальной Россией.

  Ведущий научный сотрудник Института экономики РАН Сергей Валентей приветствует появление в структуре правительства специального ведомства, отвечающего за развитие дальневосточного региона. Центр, как в царские, так и в советские времена, по-особому регулировал Дальний Восток, напоминает он. Речь идет о сложном с точки зрения управления и удаленном регионе. Однако следует различать целесообразность создания нового ведомства и оценку эффективности его работы. Проблема эффективности во многом определяется тем, какие задачи поставлены перед ведомством. Виктор Ишаев это «государев человек». Что определено сверху, то он и делает в пределах своей компетенции.

«СП»: - И все-таки как он справляется со своими обязанностями?

- Пока трудно сказать. Министерству всего один год. А регион разваливался в течение 20 лет. Чудес не бывает. С другой стороны есть и другие подходы к тому, как развивать Дальний Восток. Допустим есть своя точка зрения у академика Павла Минакера, на мой взгляд лучшего специалиста по проблемам Дальнего Востока. В любом случае специализированная управленческая структура необходима. Будет ли она называться министерством или как то иначе. Важно, какими полномочиями она будет обладать и какие задачи решать.

«СП»: - Насколько убедительна представленная ведомством Ишаева «Стратегия развития Дальнего Востока»?

- Я не считаю, что целью развития Дальневосточного федерального округа должно быть превращение его в сырьедобывающий регион. Как говорится во внутреннюю колонию РФ и «мирового империализма». Здесь нужно развивать высокотехнологичную промышленность и инфраструктуру, но это предельно сложно. Когда я был на Дальнем Востоке, то местные жители сказали мне, что полсуток на поезде - это недалеко. Это достаточно яркий пример, чтобы понять, с каким сложным объектом мы имеем дело.

«СП»: - Налоговые льготы и послабления способствуют решению этой задачи?

- Это общераспространенная практика. Еще при Витте в целях развития Дальнего Востока был снижен транспортный налог. По принципу, чем дальше от Питера, тем он ниже. Как следствие мы получили развитие сельского хозяйства Сибири. В советские годы мы видим то же самое. Результат - индустриализация Урала и появление промышленных кластеров в Сибири. Налоговые послабления, безусловно, нужны. У нас в налогообложении в основном видят фискальную функцию. То есть способ наполнения бюджета. Но гораздо важнее вторая, стимулирующая функция. Что либо не используется вовсе, либо используется не так. Напомню, как в 1990-е годы налоговые льготы были предоставлены спортивным организациям. После чего те начали торговать водкой. Чтобы этого не повторилось, нужно с одной стороны предоставить льготы, а с другой сформировать систему очень жесткого контроля за их целевым использованием. Сначала формируется конкретная программа, потом обсчитывается сумма денег на ее реализацию и определяются ответственные исполнители. Только после этого выдаются деньги. У нас бывает все наоборот. Деньги выделяются на общие слова. Получается Сколково.

«СП»: - Каким должен быть масштаб госучастия в развитии региона?

- Без него мы Дальний Восток не поднимем. Если пустим только частные деньги, разворуют и растащат по углам.

«СП»: - Не представляет ли опасности экономическая привязка ДВ к Китаю?

- Опасность заключается в том, что если мы дальше будем ориентироваться только на внешний рынок, то мы лишь зафиксируем свое отставание. Экономика страны гармонично развивается, когда вы в первую очередь ориентируетесь на внутренний рынок. Как ни парадоксально прозвучит, эффективность вложений на Дальнем Востоке в среднем выше (на рубль), чем в других регионах России. В свое время делали соответствующие расчеты. Мы плохо знаем свою экономику.

Председатель «Движения развития» Юрий Крупнов согласен с тем, что создание отдельного министерства по делам Дальнего Востока - это позитивное событие, поскольку подчеркивает особый статус региона. Однако, проблема Дальнего Востока, нашего геополитического макрорегиона №1 ставит в тупик приверженцев стандартных подходов и решений. Нельзя считать оптимальной позднесоветскую схему, когда выбирается несколько гигантских объектов, в создание которых государство вкладывает колоссальные средства, но эффективность которых никто не просчитал. Еще более пагубным представляется неолиберальный подход. Когда декларируются абстрактные механизмы, которые должны разрешить ситуацию. Удивительно, но понимания приоритетности Дальнего Востока для России, похоже, нет даже у Ишаева, который казалось бы должен исходить из этой мысли. Нет, чиновники Минвостокразвития, конечно, говорят, что ДВ надо экономически развивать и финансировать. Но, складывается такое впечатление, что они сами не верят в приоритетность этого региона.

«СП»: - В заявленной стратегии основная ставка делается на сырьевую и транспортную составляющую…

- Вот именно. Сегодня среди наших элит есть консенсус по поводу того, что основная специализация ДВ это сырьевой придаток для стран АТР. Отсюда экспортный приоритет, транспортно-логистические проекты и т.д. Независимо от деклараций, это означает, что Дальний Восток видится как задворки России и мира. Более того, получается, что никакой надобности в уже существующем 6 миллионном населении нет. Потому что все эти ГОКи могут обслуживаться вахтовым методом. Это на порядок дешевле, чем строить большие города. Соответственно, в Приморье будет некоторое количество портов, которые будут работать на вывоз сырья. А остальной регион будет находиться в хиреющем состоянии. В том числе в демографическом плане.

Ярким примером можно считать то, что происходит сегодня вокруг космодрома Восточный. По всем параметрам он должен стать приоритетным проектом в развитии российской космонавтики. Тогда Дальний Восток выглядел бы не как сырьевой придаток, а регион-локомотив развития России. Но вместо того, чтобы создавать новую космонавтику и входить в международную интеграцию не на принципе сырьевого придатка, а в качестве лидера передовых технологий, власти уныло заливают кубометры бетона. Причем никто пока не знает, кто будет жить в городе при космодроме. Возможно, туда будут завозить гастарбайтеров. И это никого не волнует. Строительство Восточного это та «капля», в которой отражается не Солнце, а блеклое бюрократическое отношение к Дальнему Востоку. Если мы не сделаем ДВ локомотивом развития, то через какое-то время он просто от нас отпадет.

«СП»: - Много ли может изменить отдельное ведомство в рамках общей ущербной макроэкономической парадигмы?

- Какие льготы не предоставь, эти деньги просто разворуют. Потому что у властей нет стратегии превращения ДВ в регион-форпост. Может быть им удастся немного повысить уровень жизни населения. Не более того.

«СП»: - Не хотелось бы, чтобы регион превратился во «вторую Чечню», «черную дыру» российской экономики…

- Конечно. Для наших олигархов и компрадорской буржуазии любые экономические преференции превратятся в механизмы откачки денег, которые будут эксплуатироваться ими на 150%. Естественно, лишь в своих интересах.

Фото Сергей Пятаков/РИА Новости

Tags: Дальний Восток России, МКС 2.0, Молодёжная космическая столица, Новый Дальний Восток, восток, геополитика, геополитика России, дальневосточная революция, молодёжь, статус
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment