Category: работа

Category was added automatically. Read all entries about "работа".

5

Дефицит рабочих мест - вот проблема страны, а не дефицит кадров. И это подтверждает АвтоВАЗ

Газета Файл-РФ – последние новости дня в России
Общество


Эксперт Юрий Крупнов: «Проблему моногородов можно решить только созданием новых рабочих мест»




27 января 15:18
АвтоВАЗ объявил о сокращении 7500 человек.
Эксперт Юрий Крупнов: «Проблему моногородов можно решить только созданием новых рабочих мест» - Юрий Крупнов.
Юрий Крупнов.

Руководство предприятия посчитало лишним каждого 9-го работника. Тому, кто добровольно уволится уже в феврале, обещано пять окладов – примерно сто тысяч рублей. На что будут жить бывшие автомобилестроители, когда деньги закончатся, не сообщается.

Комментирует известный политолог и общественный деятель, председатель Движения развития Юрий КРУПНОВ.

– Прежде всего, это очередной вопиющий факт провала политики правительства в отношении моногородов. Помнится, когда в первую волну кризиса на АвтоВАЗе возникли сложности, нам на высоком уровне, в частности – в Минпромторге, обещали чуть ли не пол-Тольятти занять в индустрии игрушек (проект технопарка «Детпром»«Файл-РФ»). Сейчас всё это забыто, а завод, мы видим, фактически перешёл к иностранным владельцам, действующим, как говорится, по-взрослому, без всяких отвлекающих манёвров, невзирая на социальные последствия и т.д.

Ответ на вопрос, что делать с моногородами, на самом деле предельно простой и одновременно фундаментальный. Проводить новую индустриализацию! Речь идёт о создании 25 миллионов рабочих мест, причём высококвалифицированных, но по факту ничего не делается. Вместо того, чтобы открывать новые производства, нам говорят, что у нас дефицит кадров, не хватает рабочей силы и никак не обойтись без завоза мигрантов. Идеология – прямо противоположная той, которая должна быть.

АвтоВАЗ обращает на себя внимание, но ведь в целом по Российской Федерации в прошлом году сокращено более 200 тысяч рабочих мест. То есть мы видим, во-первых, продолжающуюся деиндустриализацию и, во-вторых, перекладывание проблемы на регионы и отдельные города.

На самом деле у нас везде дефицит рабочих мест. И это – ключевая проблема страны. Напомню: когда в 2009 году потребовалось принятие какого-то принципиального решения по моногородам, министр регионального развития сказал: перевезём людей туда, где есть рабочие места. Один депутат задал вопрос: а куда конкретно? И министр не нашёл, что ответить. Потому что трудодефицитных регионов в России нет.

Наверное, можно перевезти всех в Москву. Здесь каждый какую-то работу, ночуя в картонной коробке, найдет. Но это, если относиться к фантазии министра серьёзно, не выход, а ловушка.

Повторюсь: нам необходимо реализовать программу тотальной новой индустриализации, где моногорода выступают пунктом номер один. Нужно проектировать и создавать сеть кластеров промышленного развития, и этим должен заниматься федеральный штаб.

5

В российских деревнях угасает жизнь

моя позиция по проблеме
 
:
RT
30 августа 2011
Яркие огни, большой город – вот что заставляет большинство российской молодежи покидать родные деревни в поисках работы и приключений.
Однако, как выяснил корреспондент RT Егор Пискунов, массовый отток людей из сельской местности приводит к тому, что во многих населенных пунктах россияне с трудом борются за выживание.
Нет ни горячей воды, ни регулярного электроснабжения. До ближайшей аптеки, почты и продуктового магазина несколько километров. Но для Татьяны Самсоновой даже это не самое сложное, с чем приходится сталкиваться. Самое ужасное, что не осталось ни одного соседа.
ТАТЬЯНА САМСОНОВА, сельский житель: Раньше тут жило много семей. Потом кто-то умер, кто-то уехал. Сейчас больше никого нет, даже дорог не осталось.
Когда-то это был маленький населенный пункт с процветающим сельским хозяйством, в котором все друг друга знали поименно, вместе отмечали дни рождения. Татьяна здесь живет всю жизнь, однако сейчас почти все, что осталось от деревни, - это ее воспоминания.
ЕГОР ПИСКУНОВ, корреспондент RT: Во времена Советского Союза здесь был колхоз. Сейчас это похоже не на предприятие, которое еще недавно функционировало, а, скорее, на древние руины. Тем более удивительно, если учесть, что мы находимся лишь где-то в 300 километрах от Москвы.
В качестве хобби Сергей проводит время, путешествуя по стране и посещая заброшенные города и деревни. Он говорит, что уже привык видеть обветшавшие сараи и покинутые дома. Даже в этих местах, которые веками славились своими богатыми урожаями.   
СЕРГЕЙ (GOTHICSERGE), фотограф: Это черноземный район - можно воткнуть в землю палку, и на ней с одной стороны вырастут перцы, а с другой помидоры. Конечно, какие-то сельскохозяйственные объекты в некоторых местах еще остались, но в основном эти земли пустуют. Они заброшены.
По официальным данным, более трех тысяч деревень в России опустели лишь за прошлый год. Закрылись многие маленькие школы и больницы: больше просто некого учить и лечить. Жизнь в сельской местности уже не привлекательна, особенно для молодежи, которая бежит в города в поисках лучшей жизни.
ЮРИЙ КРУПНОВ, Институт демографии, миграции и регионального развития: Вымирает не деревня, просто у молодежи нет причин для самомотивации. Люди покидают свои деревни ради больших городов. Но они зачастую не знают, что там делать – не могут найти работу или семью, обустроить жизнь…
Есть, конечно, примеры успешных сельскохозяйственных предприятий в России. Но специалисты соглашаются, что они - всего лишь капля в океане, и этого недостаточно, чтобы мотивировать молодежь работать и жить в сельских общинах.
В то время как многие пытаются выжить в городах в поисках работы, сельская местность вымирает. И хотя некоторые следы жизни еще присутствуют то здесь, то там, вскоре могут исчезнуть и они.
Егор Пискунов, RT, Центральная Россия.
5

Что происходит в Литве и в бывшей "советской Прибалтике" в целом?

Случайно набрёл на интересную и с любовью написанную заметку Ирины Буториной «Литва - двадцать лет спустя».

Ниже – фрагмент из этой заметки.

Интересно мнение знающих людей, насколько рассуждения «симпатичного литовца лет сорока пяти» соответствуют массовым настроениям в Литве. Что вообще происходит у совсем нам нечужих литовцев, и в бывшей «советской Прибалтике» в целом?

На обратном пути в Вильнюс еду рядом с симпатичным литовцем лет сорока пяти. Он, как и большинство мужчин-литовцев, породист, и эта порода во всем: в стройной фигуре, слегка волнистых волосах, в неброском достоинстве  на широком, практически славянском лице. После новогодней побывки дома, он возвращается  в Ирландию на работу. Разговорились. Он тоже задал мне волнующий всех местных вопрос:

 - Почему русские стали мало ездить сюда?

- Визы надо оформлять, а это возможно только в столицах. Дорога стала дорогая, да и большинство русских уверены, что в Прибалтике их не любят, - привычно отвечаю я  и   получаю привычный ответ:

- Почему не любят? Нормально относятся. Все эти националистические разборки уже в прошлом. Я, например, и раньше к русским хорошо относился. В армии только с русскими дружил, вместе ото всех отбивались. Да и чего мне, бывшему комсомольцу, вас не любить? Объехал в свое время со студотрядом всю Россию, после института все было: дом, семья, работа.  А теперь что? После независимости пришлось спрятать диплом ветеринара и пойти на стройки. Строил  друскининкайский аквапарк. Были? Действительно, лучший в Европе. Потом башни-небоскребы в Вильнюсе поднимал, пока Европа эти стройки финансировала. Теперь я просто  гастарбайтер в стране, которая даже не знает, что Литва существует на свете. Нас там все за поляков принимают, но платят меньше, чем им, видимо, с подачи этих наших заклятых друзей. Нет, мы, конечно, живем по-человечески: общежитие, у меня, как у бригадира, отдельная комната, но сколько можно еще так жить - без дома, без семьи, без будущего? Миллион молодых литовцев скитается, как и я, по Европе в поисках работы, а это треть населения страны. Будете в Вильнюсе, обратите внимание, молодых мужчин на улицах почти нет. Едут в Европу и женщины. Моя старшая дочь работает в Германии в гостинице уборщицей. Вторая тоже учит язык, чтобы потом за европейцами грязь таскать. Сморишь на наших детей и думаешь, вот растут гастарбайтеры. Это нормально? Назовешь ли нормальными наших политиков, которые отказались от наработанных веками связей на Востоке и кинулись на Запад, где их никто не ждал? Моя бабушка всегда говорила, что хороший сосед всегда ближе дальнего родственника, а тем более, богатого. …